Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Авторы дети (школьники) / Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XXIV

Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XXIV

Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 
Авторы дети - Школьники
Оглавление
Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы
Бублик
Дыра в заборе
Почтовая... черепаха
Полюбить зверя, или Дневник длиною в осень
Бабочка на ладони
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Глава XVI
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Глава XX
Глава XXI
Глава XXII
Глава XXIII
Глава XXIV
Глава XXV
Глава XXVI
Глава XXVII
Эпилог
Все страницы

Глава XXIV

 

Известный гитарист был бородатым дядькой с чёрными густыми бровями. Сначала он мне показался сердитым и нелюдимым, но потом... потом я поняла, что глубоко заблуждалась.

Я почти не встречала людей с таким острым и тонким чувством юмора. Он говорил, говорил, и всем хотелось его слушать. Он смеялся, и смеялись все. Он полыхал энергией, и все заражались ею. Человек-костёр, возле которого приятно сидеть, на который приятно смотреть, который приятно слушать, который согревает и дарит свет. Был только один такой человек, которого я знала кроме него, и Вы наверняка поняли, о ком я говорю.

Он спел песню, посвящённую его маме, а потом... потом заговорил вдруг о семье. Я слушала его вполуха и думала о своём. Точнее о своей. Семье.

Сегодня, когда я играла в парке, мне вдруг подумалось – а что, если это я, я, а не мои родные, виновата в том, что мы стали чужими друг другу?

Я ревновала Мишку. Я злилась, что он изменился.

А разве я сумела поддержать его, когда она погибла? Да, я приехала на одиннадцатый день. Обняла, сказала «Держись!»... и всё. Страшно сказать, но в глубине души я, наверное, радовалась, что так называемая соперница, отнимавшая у меня всё внимание брата, исчезла.

Я была эгоисткой.

Я думала, что всё всегда должно быть по-моему.

Что все обязаны любить меня, а я ничего никому не должна.

Однажды я не разговаривала с родителями и братом неделю, потому что они съездили без меня на пикник. А почему без меня? Где я была? В том то и дело, что на очередном концерте.

Я променяла семью на выступления, конкурсы, славу.

И обижалась на неё за это.

Я своими руками сделала из себя приёмыша.

Обвиняла в этом всех, только не себя...

Когда я брала автограф у гитариста, он посмотрел в мои глаза живым, тёплым взглядом и написал в моём блокноте:

«Варвара, помни о самом дорогом в твоей жизни. Твори, люби и будь счастлива»

Положив блокнот в потайной карман в чехле моей гитары, я нащупала в нём кроме фотографии мамы под дождём что-то хрупкое. Я вытащила «это» и увидела бабочку... голубую... ту самую, Мишкину... и в моей памяти вдруг вспыхнуло воспоминание о том, где я видела её раньше.

У неё.

Да.

У девушки моего брата.

Когда мы гуляли, она показала мне в своём телефоне фотографию цветка.

Цветка, похожего на бабочку.

- Мне бы такой, - сказала я.

- И мне бы... – улыбнулась она. – Я посадила его в прошлом году. Он пока не расцвёл, но надеюсь, что скоро...

А пахло от брошки её духами. Теперь вспомнила. Видно, у Мишки они сохранились...

- Матвей Егорович, - сказала я, выходя из Дома Культуры. – Знаете, а я сегодня в парке играла на гитаре.

Он улыбнулся.

- Я никогда не думала, что это может быть так здорово... А ещё... – я помолчала. – Ещё я вчера и сегодня сбежала из дома.

- Значит, всё-таки что-то случилось... – вздохнул учитель.

- Случилось. У меня вернулась мама. Родная.

Мы остановились возле резного забора, отделяющего набережную от реки.

- Ты сможешь её простить? – тихо спросил Матвей Егорович.

- Не знаю... всё же... четырнадцать с половиной лет...

- Люди так устроены, что они не могут не делать ошибки.

- Я понимаю, конечно... Она хочет увезти меня в Питер.

- Насильно тебя никто не увезёт, Варь.

Я вздохнула.

- Подумай, - продолжил учитель. – Если бы она... не оставила тебя тогда... разве было бы у тебя то, что есть сейчас?

- Не было бы... – согласилась я.

- Если бы не поступок твоей мамы пятнадцатилетней давности, ты жила бы сейчас совсем другой жизнью... Захочешь ли ты расстаться с прежней – решать только тебе...

- Вчера я помогла найтись заблудившейся девочке... Её зовут Тонечка... У неё такая замечательная семья... как моя... когда-то... Я хочу всё исправить и вернуть былые времена, но боюсь, что... меня не простят...

- Твоя мама сейчас испытывает те же чувства, что и ты, - улыбнулся Матвей Егорович. – Она тоже надеется вернуть тебя и наверстать то, что упустила... Если любят – всегда прощают.

- Думаю, Вы правы... – вздохнула я. – Мне столько человек сказали вчера и сегодня о том, что семья – это самое дорогое, что у меня есть...

- Это действительно так.

- А как же Музыка?

- Семью и Музыку не сравнивают, Варь... Музыка – тоже неотъемлемая часть нашей жизни. Но её нельзя потерять, а родных... можно...

Мы жили недалеко друг от друга, поэтому поймали такси и поехали домой.

В пути предстояло быть всего минут пятнадцать, но мне казалось, что время тянется бесконечно... Мне так хотелось поскорее приехать домой, обнять всех-всех-всех, попросить прощения и сказать, как сильно я их люблю... я давно уже не говорила этих самых простых и самых важных слов...

У меня колотилось сердце.

Я почему-то только в тот момент вспомнила, что Мишке скоро восемнадцать, что он уже окончил школу и... будет поступать в институт... а в какой? А вдруг он уедет далеко-далеко?.. А вдруг...

Я держала на ладони бабочку и торопила, торопила время, словно брат может уехать уже через несколько минут... и я не успею ничего сказать...

«Быстрей!» - мысленно просила я пожилого весёлого водителя с сединой в пушистых усах.

- А ведь я тебя видел! По телевизору, - сказал он, глядя в зеркало дальнего вида и радостно улыбаясь. – Ты так играла, дочка... Мы всей семьёй смотрели и удивлялись... какая же ты молодец! Дай Бог, чтобы у тебя всё хорошо было...

- Спасибо...

Я смотрела в правое боковое окно на мелькающие кусты, дома, людей и, стараясь унять волнение, крепко прижимала к себе давно ставшую мне родной гитару.

Я даже не успела понять, что произошло. Я просто увидела свет фар и отблеск солнца в лобовом стекле. А потом – удар... боль... и темнота...



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тегов


Powered by Dapmoed