Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Авторы дети (школьники) / Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XVI

Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XVI

Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 
Авторы дети - Школьники
Оглавление
Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы
Бублик
Дыра в заборе
Почтовая... черепаха
Полюбить зверя, или Дневник длиною в осень
Бабочка на ладони
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Глава XVI
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Глава XX
Глава XXI
Глава XXII
Глава XXIII
Глава XXIV
Глава XXV
Глава XXVI
Глава XXVII
Эпилог
Все страницы

Глава XVI

 

- Лиза, сними эту брошку, она на твоём платье ни к селу, ни к городу! – прошипел Игорь Борисович.

Всё.

Лишил последнего.

Последнего, что может принести удачу.

Как выйти на сцену, как играть, как петь – я абсолютно потеряла представление.

Руки тряслись, мысли путались.

Усилием воли я заставила себя успокоиться.

В конце концов, не первый год моего знакомства с Музыкой.

Не в первый раз вижу гитару.

Должна справиться.

Обязана.

Хотя бы ради моей родной гитары, части меня, оставшейся одиноко стоять у стены.

И ради Матвея Егоровича.

Я посмотрела на Игоря Борисовича, этого самозванца, вытиравшего пот со лба и довольно ухмылявшегося. Брезгливо отвела взгляд.

И из глубины сознания услышала Мишкины слова: «Он не понравился мне, Варя...»

- Кто Лисандра Рейн? – за кулисы заглянула тётка с высокой причёской и неприятным визгливым голосом.

- Я, - тихо ответила я.

- Через пять минут Ваш выход, - бросила она и скрылась.

Сердце всё же подскочило к горлу. Я медленно встала и накинула на себя ремень чёрно-белой гитары.

Да, самая современная, самая удобная, самая красивая, обладающая прекрасным звучанием. Мечта любого гитариста. Но не моя.

Знаю, скажете – глупая; ей представилась возможность сыграть на настоящей, великолепной и стоящей огромных денег гитаре, такой шанс может быть далеко не у каждого, а она!..

А я отвечу – вы любите своего друга? Самого первого, самого преданного, которому вы верите, которого понимаете с полуслова? При этом у него нет никаких богатств, он не знаменит, не имеет модельную внешность, но всегда с вами и необходим вам как солнечный свет, вода, воздух... А вы хотели бы променять его на человека, которого все без исключения считают лучшим во Вселенной? Хотели бы?..

- Рейн, Ваш выход!

- Вперёд, Лиза, и попробуй только подведи! – Игорь Борисович смотрел мне в спину горящими глазами.

- Попробую! – отозвалась я, схватила со стола голубую бабочку, вновь прицепила её к платью и, пока «продюсер» не успел опомниться, поднялась на сцену.

Огромнейший зал. Сотни пар испытующих глаз. Гвалт аплодисментов. И тишина. Ожидание.

Я поправила рукой микрофон и произнесла, стараясь, чтобы голос не дрожал:

- Добрый день. Меня зовут Лисандра Рейн. Я исполню для Вас три авторских песни.

Я нервно улыбнулась и заиграла.

Уже на четвёртом аккорде пальцы меня не слушались.

Я охрипла.

Я пыталась вспомнить уроки Матвея Егоровича, мастер-классы, которые прошла совсем недавно... куда исчезло всё, что, казалось бы, я знаю наизусть? куда?..

С горем пополам я закончила первую песню, и начала следующую.

Все смеялись надо мной.

Я это чувствовала.

Видела.

Слышала.

И боялась поймать в зрительном зале взгляд Матвея Егоровича.

Лицо полыхало огнём.

А потом я представила, что мой позор увидит вся страна. И зарубежье тоже.

Сердце мучительно сжалось, я опять сбилась.

Коснулась чужих непокорных струн.

И вспомнила про Игоря Борисовича.

Стало просто нестерпимо горячо. И больно.

Больше о выступлении я не думала.

Я играла. И пела. Пела отчаянно, голос рвался из груди вместе с той обидой... и одиночеством... которым я живу... месяц? да нет, больше...

Я пела и высказывалась сотням незнакомых людей. Незнакомым рассказать всё проще. До них, когда даже не знаешь имён, докричаться легче, чем до близких людей. Особенно в пути. Или, как неожиданно я открыла в тот день, на сцене...

Я впервые в жизни не заметила, когда закончила петь, сыграв последний аккорд. И вздрогнула, услышав аплодисменты. И только тогда очнулась.

Кажется, кто-то крикнул «Браво!»... или мне послышалось?..

Неловко поклонившись и пробормотав в микрофон слова благодарности, я побрела, шатнувшись, за кулисы.

Игорь Борисович набросился на меня, но я его не слышала.

- Лиза, что это было?.. Где то, чему тебя учили две недели?! – донеслось до меня, а я шла к выходу.

Какая-то девушка вдруг окликнула.

- Лисандра?

Я кивнула.

- Марина Ботова, - представилась она и сказала: - Слушай... я видела... ты же эту гитару только-только, перед выступлением в руки взяла?

Я опять кивнула.

- Я бы так не смогла, - призналась Марина. – Я бы не смогла выйти и сыграть на новом инструменте, как это сделала ты.

- Спасибо... – пробормотала я.

Когда я вышла в коридор, как раз объявили перерыв. Люди из зрительного зала потянулись в буфет. Игорь Борисович пронёсся мимо, бросив на меня испепеляющий взгляд, и растворился в толпе.

- Варя!

Я увидела Матвея Егоровича. Он пробирался ко мне через шумных и бесконечно движущихся зрителей.

Когда он подошёл, я шагнула к нему и... обняла.

- Варька, какая же ты молодец... – говорил учитель. – Слышишь? Молодец! Молодец!.. Всё хорошо ведь, что ты... Варь...

Я не плакала. Потому что не было слёз.

Просто стояла, обняв его и зажмурившись. Стало немного теплее. Но сердце по-прежнему стучало глухо. И отчаянно.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тегов


Powered by Dapmoed