Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Авторы дети (школьники) / Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XI

Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы - Глава XI

Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 
Авторы дети - Школьники
Оглавление
Виолетта ГУСАКОВА. Рассказы
Бублик
Дыра в заборе
Почтовая... черепаха
Полюбить зверя, или Дневник длиною в осень
Бабочка на ладони
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
Глава XIII
Глава XIV
Глава XV
Глава XVI
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Глава XX
Глава XXI
Глава XXII
Глава XXIII
Глава XXIV
Глава XXV
Глава XXVI
Глава XXVII
Эпилог
Все страницы

Глава XI

 

Я целый день улыбалась. Улыбалась маме. Улыбалась девчонкам. Улыбалась Жене, Славке и Дианке. Улыбалась врачам и медсёстрам.

А, как только наступил вечер, чаша всё-таки переполнилась. Я пришла из столовой, села на кровать и разрыдалась.

Испуганные, ничего не понимающие подруги окружили меня, спрашивали, что случилось, трясли за плечи, гладили по голове, даже порывались позвать врача. А я ревела и не могла сказать ничего вразумительного.

- Сашка, дурёха, он же пришёл! Пришёл же, Руслан твой! Цветы! вот они! – пыталась докричаться Аня. – Что стряслось?

- Э... э... э... т-т-то... о... о... – судорожно всхлипывала я.

- Что?!! – хором выдохнули Настя и Юля.

- Не... не... не... не он!.. – всё же вымолвила я, и последовал новый приступ рыданий.

- Как – не он?.. – округлила глаза Анюта.

- Т...т...так... Это не Руслан! Н-н-не Руслан!

- А кто?! – нетерпеливо воскликнула Настя.

- Я...я...я... я не зн...н...знаю!.. Я не знаю егооооо...

- Тяжёлый случай, - констатировала Аня.

Все замолчали, и я тоже. Но не потому что замолчали все, а потому что мне вдруг стало страшно. Как же я буду, как же я буду теперь, если знаю, что целый месяц Руслан обо мне и не вспомнил?.. что я не нужна ему? что нет больше нашей любви, точнее не нашей – его... Его, потому что я не перестану его любить. Никогда.

- А как же почерк? – спросила Юля. – Ты говорила, что в записках его почерк? И Санни... Только Руслан тебя так называл!

Хотелось бы верить, что этот молодой человек под окном был просто курьером, ой как бы хотелось...

- Не его почерк. Я пригляделась. Руслан никогда не писал букву «о» с такой закорючкой. И буква «С» совсем другая. Это не он писал. Не он!.. А белобрысый мальчишка...

Девчонки уговорили меня лечь спать.

- Утро вечера мудренее, Сашка! – Аня заботливо подоткнула одеяло. – Всё будет хорошо!

Я кивнула и послушно закрыла глаза. Но о сне, конечно, не могло быть и речи. Я не знаю, смогу ли теперь вообще спать.

Тихо закрылась дверь в  палату, но я услышала. Девчонки оставили меня одну. Возможно, пошли посовещаться, возможно, не хотели мешать.

Я отвернулась к стене и укрылась с головой. Навернулись ещё невыплаканные слёзы...

- Саша, - раздался вдруг приглушённый шёпот.

Я прислушалась.

- Белоснежка! Ты спишь?

«Лизка», - поняла я.

Сделать вид, что действительно сплю?

Нет, я не могла обмануть ребёнка.

Поэтому ответила:

- Нет.

- Саш...

Я высвободилась из плена одеяла и села. Лиза смотрела на меня с соседней кровати.

- Саш, Руслан тебя бросил, да?

У меня всё внутри перевернулось.

- Бросил, - пробормотала я, боясь, что ещё чуть-чуть, и водопад слёз вновь извергнется.

- Значит, он не твой принц, - заявила малышка.

Я всхлипнула.

- Сашка, ну, не плачь! – Лиза подскочила и обняла меня. – Правда, не твой!

- Как же не мой?.. – прошептала я. – Как же не мой?..

- Ну, ненастоящий он! – пояснила девочка. – А настоящий – тот, кто дарит тебе цветы!

- Глупышка, - улыбнулась я сквозь слёзы. – Настоящий – тот, кто любит...

- А что, если он дарит цветы – то при этом не любит, что ли?.. – возмутилась Лиза.

- Он меня даже не знает...

- Раз приносит букеты – знает!

И, правда, почему бы тогда он писал записки с моим именем?

Но сути это не меняет.

Плевать мне на миллионы цветов, если они не от Руслана.

- Но я-то люблю другого принца, Лиз... Даже если он – ненастоящий...

Кто-то глухо постучал по стеклу. Я обернулась. За окном стоял светло-русый юноша – тот самый, приходивший утром. Он смущённо смотрел на меня.

- Это какой? Настоящий? – осведомилась Лизка.

- Настоящий...

Лиза в мгновение ока прыгнула с моей кровати на подоконник (а ведь тоже с травмой позвоночника...) и распахнула окно.

- Привет, принц! – радостно расцвела она улыбкой, в которой не хватало трёх зубов.

«Принц» смутился ещё больше. Я отвернулась.

А Лиза деловито спросила у него:

- Ну, что?

- Саша... – всё же решился заговорить молодой человек. – Простите меня... как-то нелепо получилось... я испортил Вам день рождения, да? Я не хотел, не думал, правда...

Я ничего не ответила.

- Я очень хотел бы объясниться... Саша... я буду ждать Вас у главного входа, - скороговоркой проговорил он и скрылся.

- Белоснежкааа! – пропела Лиза. – Иди!

- Зачем? Что интересного он мне скажет?

- Саша! – негодующе сложила руки девочка. – Или ты идёшь... или я сама возьму тебя за руку и приведу к нему!

Я вздохнула. Что поделать – если у меня такой надзиратель.

Решила. Схожу. Вдруг всё-таки окажется, что этот парень каким-то образом связан с Русланом!

Да. В груди теплилась надежда.

И я пошла.

... - Откуда ты меня знаешь? – в первую очередь спросила я, предотвращая все его попытки вновь долго и отчаянно извиняться.

- Я увидел Вашу фотографию в газете... - начал он.

- В газете? – я недоумённо воззрилась на юношу.

Тот утвердительно кивнул.

- В газете была статья о Вас...

- Постой-постой, какая статья? Ты ничего не путаешь?

- Нет, - покачал головой парень. – Эта статья была о травматологическом отделении детской городской больницы. В ней... рассказывали о людях, по какой-то причине попавших туда, но не падающих духом... вот... и там я увидел Вас... и Ваше фото...

Тогда я действительно начала припоминать, что когда я только-только попала в больницу, к нам пришли молодые волонтёры. Они принесли гостинцы, подарки, целый день придумывали что-то интересное для нас, фотографировали, расспрашивали... Про меня в то время нельзя было сказать, что я не упала духом. Как раз наоборот. Для меня оно было тяжёлым периодом страданий и тоски. Но, в самом деле, не рассказывать же об этом чужим людям! Потому я и улыбалась, и планы какие-то немыслимые строила (типа «запишусь на хореографию» или «стану когда-нибудь мастером спорта по плаванию»), лишь бы отвлечься и ни в коем случае не показать своего истинного настроения.

«Кажется, это время вновь ко мне возвращается», - невесело подумала я.

- А почему именно я? – я почувствовала,  как во мне закипает страшная злость к этому парню. – Почему я? Почему не Таня, не Маня, а я?

Если он сейчас скажет «понравились», я развернусь и уйду.

- Вы очень похожи на мою сестру... а ещё... ещё глаза у Вас были такие... – он запнулся. – Грустные... Хотя Вы говорили в статье, что всё у Вас будет хорошо, мне почему-то показалось – Вы сами в это не верите... и я... я решил... вот... цветы... простите меня, Саша! – почти с отчаянием воскликнул он. – Глупо, я сам знаю, но...

- Молодой человек, сделайте одолжение, - как можно суше и спокойнее проговорила я, но в груди царила настоящая буря боли и безнадёжности. – Не приходите больше. Никогда.

Я развернулась и с каждым шагом чувствовала, как каждая точка моей спины отзывается пульсирующей болью на взгляд молодого человека, виновато и молчаливо обращённый мне вслед.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тегов


Powered by Dapmoed